Живи Не Оправдываясь. Приключения Дикой Мамочки, 7

А давайте в эти холодные дни мы отправимся (ну и что, что в воображении) в тёплые страны… Итак, продолжаем

Приключения дикой мамочки 

Сегодня — о шаге в неизвестность, работе и разных людях…

Прошло восемь месяцев.  И вот я опять в Таиланде. Продолжаю движение к  своей цели. Мои девочки и муж остались дома, в России, на севере. Были сомнения, было непонимание со стороны мужа, было пролито мною море слёз, ведь никогда раньше я не оставляла своих детей на такой долгий срок.

Но снова и снова задавала себе вопрос: хорошо, не поеду, и что? Что изменится в моей жизни и жизни моих детей? Ничего. Я повторю судьбу своей мамы, которая тоже, уехав за отцом по распределению на север и всегда мечтая жить  в центральной России, всё же туда вернулась. Отец обещал, что вернутся через два года. Вернулась через 45 лет. С папой в цинковом гробу. Жизнь прошла. Ничего толком, кроме букета болячек, не заработано.  Зачем, спрашивается, нужно было гробить свою жизнь на севере? А, главное, кого в этом винить, кроме самой себя?

Если я не сделаю сейчас этот шаг – шаг в полную неизвестность, но всё же шаг, то я повторю судьбу своей мамы, а я совершенно этого не хочу.  Такие жизненно-важные  решения подобны операции: сначала надо отрезать и будет очень больно, но пройдёт время и наступит выздоровление. Если не отрезать, то умрёшь.

Итак, я в Паттайе. Здесь я планирую пробыть семь месяцев. Потом надо возвращаться в Россию за дочками. Муж поедет на заработки, а я с детьми в Таиланд. Но как это будет выглядеть, я пока не имею ни малейшего представления.

И всё же делаю первый шаг к своей цели.

Мне предстоит работать в семье, если можно это так назвать, где отец – русский, а мать – тайка. Я буду преподавать русский язык как иностранный двум девочкам. Почему сложно назвать это семьёй, потому что у русского отца есть вторая, настоящая семья в Москве, где есть официальная жена и двое взрослых дочерей. Ещё есть огромный, прибыльный бизнес.

Этот человек —  Михаил, познакомился со своей тайской женой около 10 лет тому назад. Завязались, как это сплошь и рядом здесь бывает, отношения, которые привели к  тому, что молодая  тайская подруга забеременела и родила Михаилу ещё одну дочь. Пришлось с этим смириться и срочно перекраивать свою жизнь, тем более, что делать это пришлось Михаилу далеко не в первый раз.

Нет, он, конечно, мог бросить тайскую подружку и очередную дочку, но уж, видно так был горд собой, что в пятьдесят с лишним лет снова стал отцом, что решил жить на две семьи между Таиландом и Москвой. Короче, как честный человек, решил почти жениться. Как к этому отнеслась законная русская жена и дети, остаётся загадкой.

Маленькую дочку русский отец  назвал Надей. Вторая дочь фактически ни Михаилу ни его тайской жене, дочерью не является. Это ребёнок, которого взяли из детского дома и который, всё же имеет какое-то отношение, к родственникам тайской жены.

Девочкам, с которыми мне предстоит заниматься 7 и 10 лет. Та, которой 7 лет – полукровка, отлично говорит и пишет по-русски, та, которой десять – чистая тайка. Говорит с сильным акцентом и речевыми ошибками, на письме делает огромное количество ошибок, но  говорит по-русски довольно сносно.

При первом же знакомстве с их отцом и их матерью  мне всё стало ясно, я поняла, куда попала и почему шесть других преподавателей русского языка здесь не задержались. Да, за три года сменилось шесть педагогов, и я бы всем им поставила огромный памятник за их невероятные усилия и то, что им пришлось, так же, как и мне, пережить. Никто, никто из них впоследствии не изъявил желания вернуться, несмотря на возможность жить у океана (комнату в собственном отеле предоставлял педагогом Михаил) и,  несмотря, на питание в ресторане прямо при отеле.

Здесь я в очередной раз поняла, как тонка грань между учителем и прислугой и как легко превратить педагога, в, зависимого от обстоятельств,  клоуна, об которого богатые родители и их неуправляемые, избалованные, развращённые дети   вытирают  ноги. При этом платят педагогам копейки. Это страшно, но это одна из реалий нашей, российской жизни.  В данном случае реалия российской жизни оказалась помноженной на тайский менталитет, что многократно усугубило и без того непростую ситуацию.

Ну, во-первых, тайские дети, как говорится, не заточены под умственный труд. Работоспособность тайских детей не идёт ни в какое сравнение с работоспособностью детей российских. Сосредотачиваться тайский ребёнок может максимум на десять минут. Потом начинает ёрзать, рисовать в моём случае ещё и хамить.  Никакие попытки сменить вид учебной деятельности, не приводит к результатам. Они ничего не хотят делать.

Во-вторых, в некоторых так называемых  InternationalSchools Паттайи, да, думаю и не только  Паттайи,  практикуется равноправие учеников и учителей, этакое псевдодемократическое  панибратство, которое на поверку оказывается бардаком и лицемерием. Дети делают  в школе то, что хотят за те огромные  деньги, которые платят их родители. А родители  слышат от учителей про своих чад то, что хотят слышать, а не то, что есть на самом деле.

В результате все довольны и счастливы. Только нет знаний. Возможно, они есть в каких-то других школах, но в тех, с которыми столкнулась я, их точно нет. Кроме тайского языка, компьютера и физкультуры эти дети ничего толком не делают. А если учесть, что в Таиланде добрых половина года – это каникулы и праздники, то можно себе представить, сколько остаётся на учёбу.

Кроме того, в детях, с которыми занималась я, совершенно не воспитаны человеческие качества, они относятся к учителям, как к прислуге, потому что именно так относится к педагогам и всем своим работникам их крутой отец. Он  позволяет себе и своим детям называть всех подряд,  независимо от возраста, на «ты».  Для этих детей существует только два идола – это еда (едят они бесконечно, как впрочем, и все тайцы),  и деньги.

— Можешь макать этого своего лоера* (от англ. lawyer– юрист) головой в унитаз, он твой наёмный работник! Можешь вообще делать с ним всё, что хочешь! – орёт Михаил в телефонную трубку, обсуждая с кем-то по телефону юридические тонкости какого-то дела. При этом, в машине сижу я, дети и бессловесная, тайская жена, которая никогда ни в чём не перечит русскому мужу.

О каком уважении к людям можно вообще говорить? Что могут усвоить эти дети? Какие человеческие качества, кроме грубости и насилия можно по отношению к другим можно воспитать в  этих девочках?

А дети просто отвратительны! Если родная дочка Михаила  хотя бы умная, с ней можно и заниматься и просто поговорить по-душам, то приёмная мартышка  — уже в десять лет начисто развращённая, завистливая, грубая неуправляемая дрянь, которая понятия не имеет о дистанции между собой и взрослыми людьми. Она развращает маленькую,  прессует её, заставляя плакать каждый день. Она ненавидит её за то, что у Нади всё есть, хотя и ей ни в чём богатый приёмный отец не отказывает. Она страшно радуется, когда Надю наказывают.  Это, без сомнения, психически больной и педагогически запущенный  ребёнок.

Многие попытаются мне возразить: какая  же она психически больная, если её, тайку,  научили говорить и писать на русском языке?

Я отвечу. Медведя тоже можно научить кататься на коньках. Напялить на него коньки и выпустить на лёд. Дрессировщик позанимается с ним какое-то время, и публика будет радостно хлопать мишке-фигуристу в ладоши. А станет ли медведь Евгением Плющенко? Нет, не станет. Он навсегда останется медведем.

Можно надеть на цирковую медведицу балетную пачку и научить танцевать. Станет медведица Анастасией Волочковой? Нет, не станет. Даже не надейтесь!

И это не только моё мнение.

Гены пальцем не размажешь,  алкоголизм, которым страдали её родители, сделал своё дело. Ей нужен детский психоневролог, а не педагог по русскому языку. Странная компания для родной дочери. Мне совершенно непонятно, какие такие качества русский папа хочет воспитать в родном ребёнке, взяв ей для компании из детского дома такую замечательную сестрёнку?

Но русский папаша ничего не хочет об этом слышать, он продолжает играть в доброго родителя.  Ему проще нанять очередного свежевыписанного из России полуклоуна-полуняньку, чем серьёзно заниматься проблемой, раз уж он на себя её взвалил.

Он без сожаления расстаётся с очередным учителем, как с отработанным материалом и нанимает следующего.

Так больше продолжаться не могло.

Я промучилась три месяца, а потом собрала вещи и съехала на другой конец города в дешёвый кондоминимум.   И с глубоким облегчением вздохнула.

— — —

Напоминаю, что ЖЖ автора здесь 

Понравилось? Порекомендуйте друзьям - нажмите «Поделиться»

0

Комментариев: 2 на “Живи Не Оправдываясь. Приключения Дикой Мамочки, 7

  1. Ксения Шашурина

    К счастью для девочек-героинь истории данный «педагог» их покинул. Хоть я и не тайка, не миллионер и не жена такового, но за одни только такого рода высказывания в адрес детей бежала бы прочь от такого специалиста. «О каком уважении к людям можно вообще говорить?» — фраза автора оказалась в точку…

    Reply
  2. Сергей Гудков Post author

    Возможно. А возможно, так и есть, как она пишет — дети ведь бывают разные, в т.ч. и очень сильно балованные. И отношение к учителям может быть такое…

    Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*