Что происходит на Украине? Психология революции

Сегодня коснёмся психологических причин происходящего на Украине. Оставим в стороне состоятельность Украины как государства – по-моему, Переслегин в своей «Геополитике» всё объяснил.

Я предлагаю разобрать психологические бессознательные механизмы, которые действуют в обществе и обществами. Они-то и «вращают жернова революции».

Вначале немного теории. В основе организации общества лежит либо «материнский» принцип, либо «отцовский». Чистого варианта, похоже, нет нигде, особенно, «отцовского» – есть лишь наши фантазии.

«Отец» и «Мать»  – это не реальные существа, это архетипы, которые проявляют себя через различные механизмы.

Общество, где главенствует «Отец» — это общество закона. Закон мы понимаем как свод правил, обязательных для всех, в том числе и для того, кто этот закон устанавливает. Тот, кто устанавливает закон (и обеспечивает его выполнение), является отцовской фигурой. Когда сам основатель закона подчиняется им же установленным правилам, закон работает.

А если закон работает избирательно или не работает вообще?

Тогда это

…законоподобные формы каприза…

С. Зубарев «Хрустальный купол фантазий»

А каприз – это основной руководящий принцип в обществе, которое организовано по «материнскому» принципу. «Я так хочу».

Если закон – это некое рациональное начало, часто основанное на договоре, вроде «сделал – получи», то каприз – это просто импульс. Чаще всего – импульс, не обеспеченный разумом.

Конечно, каприз красиво назовут: «общественное благо», «волеизъявление народа»… но от этого ничего не изменится.

Теперь, с учётом этих знаний, посмотрим на Украину.

Президент (?) Янукович, мягко говоря, плохо поддерживал соблюдение закона, как руководящего принципа. Это ситуация, когда есть «мать и дети, любимчик и изгои». Одним (их мало) достаётся неизмеримо больше, чем другим. «А этому не дала». Этакий эгоистический каприз. Причём, тех, кому не дали, неизмеримо больше.

К тому же, просто так даёт «мать». «Отец» требует, чтобы заслужили. Но, если «отца» нет, заслуженное постоянно отбирается в пользу «любимых детей».

Что остаётся тем, кто отдалён от источника благ?

Мечтать о справедливости. На поверхности, справедливость – это желание власти «отца», власти закона. Всё по правилам, всё, как договаривались.

Но, если заглянуть глубже, то справедливость оказывается детской фантазий изначально обделённых благом. Это мечта ущемлённых: «Мама всё-таки увидит, что я хороший, и будет меня любить» (в социальном смысле – допускать к «кормушке» не меньше, чем других, а лучше — не допускать больше никого).

Капризная «мать» может делать, что хочет, но до известного предела. Цепная реакция не возникает потому, что у желающих есть шанс (пусть и минимальный), что материнский каприз изменится в их пользу.

Но предел пройден. Как тогда реализовать справедливость (или хотя бы фантазию о ней), когда закон не работает?

Через самосуд.

А поскольку представления о справедливости у каждого свои – и крайне эгоцентричные, кровавая мясорубка не может не запуститься. Отцеубийство (радикальное переустройство общества, как цель революции – прим. моя) неизбежно порождает братоубийство – массовое, долговременное, потому что остановить его может только родительская воля, да где ж её теперь взять?

С. Зубарев «Хрустальный купол фантазий»

На этом фоне

вероятно появление чужой родительской фигуры, например, мачехи, которая в собственных интересах возглавит бойню… чтобы не смогли подрасти подлинные наследники…

С. Зубарев «Хрустальный купол фантазий»

Что мы в итоге и наблюдаем: и самосуд в виде Майдана, и даже несколько активных «мачех», ведущих активную игру. Каждая — со своими интересами.

Понравилось? Порекомендуйте друзьям - нажмите «Поделиться»

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*